Николай Чувахин

Право и Интернет: а есть ли пересечение?

Мы отвергаем королей, президентов и выборы.
Мы верим в согласие по основным вопросам и работающий код.

Кредо Интернет

Немного истории

Интернет начался как эксперимент по пакетной коммутации.

Управление перспективных исследований Министерства обороны США хотело выяснить, возможно ли создание системы управления и связи, в которой контакт между отдельными частями системы будет поддерживаться способом иным, нежели схемная коммутация — физическое соединение устройств связи неразрывной электрической цепью. И здесь как нельзя кстати пришлись некоторые новые тогда академические идеи.

В 1961 году Леонард Клейнрок из Массачусетского технологического института опубликовал свою первую статью по пакетной коммутации. Изложенная простым языком, идея пакетной коммутации выглядела так: данные должны передаваться в цифровой форме в виде пакетов — дискретных фрагментов, имеющих некоторую унифицированную структуру. В частности, пакет должен содержать публичную информацию о том, откуда и куда он направляется (позднее это было реализовано в виде заголовков пакетов). В то же время, "тело" пакета может быть зашифровано, чтобы, даже перехватив его, посторонние лица не смогли бы его прочесть. Тем не менее, структура сети должна была также быть публичной — иначе оказывалась бы невозможной доставка пакетов по назначению (позже она получила название маршрутизация).

Социальные аспекты развертывания крупных вычислительных сетей были проанализированы задолго до появления первой такой сети. В августе 1962 года Дж.К.Р. Ликлайдер из того же Массачусетского технологического института опубликовал серию аналитических записок под общим названием "Взаимодействие человека с машиной в реальном времени". Ликлайдер полагал, что со временем множество компьютеров и локальных сетей будут объединены в единую систему, в которой каждый будет иметь возможность воспользоваться любыми находящимися в системе данными и программными продуктами.

В 1964 году вышла в свет книга Леонарда Клейнрока о пакетной коммутации, а группа RAND подготовила статью о применении пакетной коммутации в военных системах телефонной связи.

Таким образом, еще за несколько лет до появления ARPAnet и TCP/IP стал очевиден публично-частный дуализм (термин мой — Н.Ч.) глобальных компьютерных сетей — информация (в том числе и носящая частный, конфиденциальный характер) должна была передаваться по публичным сетям и могла перехватываться третьими сторонами при передаче.

Интернет, научное сообщество и авторское право

Разработчиками и первыми пользователями Интернет стали ученые, которые (намеренно или по недосмотру) спроектировали Интернет (и в первую очередь протокол TCP/IP) на базе научного (но не юридического!) мировоззрения. В частности, TCP/IP не приспособлен для защиты авторского права (доставленный по назначению пакет может неконтролируемо модифицироваться получателем), но достаточно хорошо умеет защищать приоритет (получение пакета подтверждается с указанием даты и времени).

Более того, научное сообщество в принципе не понимает концепции "нарушения авторского права". Неконтролируемое цитирование (в публикациях) и распространение (на семинарах и коллоквиумах) чужих работ, а также использование данных, полученных другими исследователями, есть неотъемлемая часть научной работы.

Состав "нарушения авторского права" всегда включает в себя корыстный мотив. Однако скажите мне, зачем хоть один человек в здравом уме будет распространять в корыстных целях материал, который свободно (то есть публично и бесплатно) доступен из первоисточника? Этика научного сообщества проста: хочешь приоритета — публикуй результаты в форме, поддающейся проверке. В современных электронных журналах уже публикуются не только статьи (то есть рассуждения и выводы авторов), но и наборы исходных данных, с которыми могут работать все желающие проверить правильность этих рассуждений и выводов.

Таким образом, автору представляется очевидным, что Интернет с самого начала был задуман и реализован как средство свободного распространения информации.

Проблемы юрисдикции

Если, несмотря на вышеизложенное, сетевое сообщество все же намерено "защищать" "авторское право" (автор полагает, что у него уже есть причины взять оба понятия в кавычки, подчеркивая тем самым их абсурдность в контексте Интернет), ему рекомендуется для тренировки решить приведенную ниже задачку.

Часть первая (факты)

Домашняя страничка автора этих строк находится на сервере, зарегистрированном в США и физически расположенном в Германии. Автор постоянно проживает в России и ни разу не был ни в США, ни в Германии.

Часть вторая (выдумки)

Некто, скопировав материалы с домашней странички автора, разместил их на сервере физически расположенном в Канаде, имя которого зарегистрировано в стране, не присоединившейся к международной Конвенции по авторским правам.

Собственно задачка

  1. Поставив на своих работах символ ©, у какой страны (России, Германии, США) автор просит защиты его прав?
  2. По законам какой из упомянутых в задачке стран должно определяться, совершил ли Некто нарушение "авторского права"?
  3. И, наконец, у кого автору искать "защиты" от человека, безвозмездно распространяющего его идеи (хотя бы и без указания авторства)?

Угроза цензуры

Вопрос о необходимости регулирования Интернет, думается, имеет две стороны.

С одной стороны, Интернет есть техническая система, и как таковая, уже регулируется существующим на сегодня "согласием по основным вопросам", документированным в RFC.

С другой стороны, содержимое Интернет есть явление социальное, и регулировать его или нет — общество либо решает само (и тогда это почти наверняка "нет"), либо позволяет правительству решить это за себя (и тогда это почти наверняка "да").

Трагический пример последнего можно найти в сегодняшнем Китае, где на Интернет запрещена, например, "клевета на государственные учреждения". В Китае, таким образом, уже можно попасть под суд за употребление фразы типа "непомерно раздутый аппарат министерства промышленности".

И предсказание напоследок...

Вопрос о регулировании Интернет рано или поздно приобретет остроту, сравнимую с вопросом об отношении к абортам. И решится он, по-видимому, очень похожим образом.

Большинство рано или поздно смирится с фактом, что прямо не задевающие его интересы поступки отдельных людей — это личное дело тех, кто их совершает, как бы мало это не нравилось большинству. Консервативные политики будут размахивать флагами подобающих случаю цветов, пытаясь привлечь под свои знамена недовольных, но тщетно: к свободе, как к "крэку", привыкают после первого употребления...


P.S.
Автор официально отказывается от всех "прав" на настоящее произведение, но рекомендует читателям помнить о том, что они не знают точно, от автора ли исходит настоящий постскриптум.