Питер Дракер

Будущее, которое уже наступило

Из предисловия к книге:
Peter Drucker on the Profession of Management,
Harvard Business School Press, 1998.

В делах человеческих -- политике, общественной жизни, экономике, бизнесе -- нет смысла предсказывать будущее, не говоря уже о попытках заглянуть на 75 лет вперед. Однако возможно -- и весьма полезно -- взглянуть на события, которые уже произошли и будут иметь предсказуемые последствия в ближайшие десять-двадцать лет. Другими словами, можно увидеть будущее, которое уже наступило, и подготовиться к нему.

Основным фактором для бизнеса в следующие два десятилетия -- если не случится войны, мора или столкновения с кометой -- будет не экономика и не технология. Это будет демография. Ключевым фактором для бизнеса будет не перенаселенность мира, о которой нас предупреждали последние 40 лет. Это будет растущая недонаселенность развитых стран -- Японии, Европы и Северной Америки.

Развитый мир совершает коллективное самоубийство. Его граждане не производят на свет достаточно детей, чтобы воспроизвести себя, и причины тому очевидны. Его молодежь более неспособна нести утяжеляющееся бремя поддержки растущего числа пожилых неработающих людей. Она может лишь приспособиться к этому бремени, сокращая число других зависимых от них людей -- иметь меньше детей.

Конечно, рождаемость может возрасти снова, хотя пока что нет ни малейших признаков бума рождаемости ни в одной из развитых стран. Но даже если рождаемость моментально увеличится до уровня, при котором в среднестатистической семье будет больше трех детей, как в США 50 лет назад, потребуется 25 лет для того, чтобы эти дети могли стать взрослыми, образованными и трудоспособными. Другими словами, на следующие 25 лет недонаселенность развитых стран есть свершившийся факт и, таким образом, имеет следующие последствия для общества и экономики этих стран:

Знание отличается от всех прочих ресурсов. Оно постоянно устаревает, поэтому сегодняшний передний край есть лишь завтрашняя невежественность. Знание же, способное произвести значительные изменения, постоянно перемещается, например, в здравоохранении -- из фармакологии в генетику, в компьютерной индустрии -- из персональных компьютеров в Интернет.

Продуктивность знания и работников, владеющих знанием, не будет единственным фактором конкурентного преимущества в мировой экономике. Она, однако, вполне может стать решающим фактором в большинстве отраслей в развитых странах. И в этом есть определенные следствия для предприятий и их руководителей.

Первое и самое значительное следствие -- мировая экономика останется весьма подвижной и весьма конкурентной, способной к резким сдвигам, происходящим вслед за изменениями в сущности и содержании необходимого знания.

Вполне вероятны быстрые изменения в информационных потребностях предприятий и их руководителей. В прошлом мы стремились улучшить традиционную информацию, которая почти исключительно касалась того, что происходит внутри организации. Учет -- традиционная информационная система, на которую по-прежнему полагаются руководители -- фиксирует происходящее внутри фирмы. Все недавние изменения и улучшения в учете -- пооперационный учет (activity-based accounting), рейтинговая система оценки (executive scorecard) и анализ экономической стоимости (economic value analysis, или EVA) -- по-прежнему нацелены на сбор информации о событиях внутри компании. Данные, хранящиеся в большинстве новых информационных систем, также собираются для этой цели. Примерно 90%, если не больше, данных, которые собирает любая организация -- это информация о внутренних событиях. Во все большей мере, однако, для разработки и исполнения выигрышной стратегии требуется информация о событиях и условиях вне организации: о не-клиентах, о технологиях, не используемых фирмой и ее конкурентами в настоящее время, о рынках, на которые сегодня не обслуживаются и так далее. Только имея в своем распоряжении такую информацию, предприятие может решить, как лучше всего распорядиться имеющимся у него знанием. Только имея в своем распоряжении такую информацию, предприятие может подготовиться к изменениям и проблемам, возникающим при неожиданных сдвигах в мировой экономике и в сущности и содержании самого знания. Разработка мощных методов сбора и анализа внешней информации несомненно станет серьезной проблемой для предприятий и специалистов по информации.

Знание делает ресурсы мобильными. Работники, владеющие знанием, в отличие от производственных рабочих, владеют средствами производства: их знание всегда с ними. В то же время, потребности организаций в знании могут изменяться непрерывно. В результате все большим и большим числом самых нужных и самых высокооплачиваемых работников в развитых странах уже нельзя будет "руководить" в традиционном смысле слова. Во многих случаях такие работники не будут даже состоять в трудовых отношениях с организациями, для которых они исполняют работу -- их будут привлекать в качестве подрядчиков, экспертов, консультантов, партнеров в совместных предприятиях и так далее. Все большее число таких людей будет отождествлять себя со своим знанием, а не с организацией, которая им платит.

При этом должно будет измениться и само значение организации. Более ста лет -- начиная с Дж.П. Моргана и Джона Д. Рокфеллера в Соединенных Штатах, Георга Сименса в Германии, Анри Файоля во Франции и Альфреда Слоуна в General Motors и заканчивая сегодняшним всеобщим восторгом от командного подхода к организации работы -- мы искали единственно правильную организацию для наших компаний. Сегодня такого просто не может быть. Будут существовать только "организации", отличающиеся друг от друга примерно так же, как отличаются друг от друга различные "здания" -- нефтеперегонный завод, кафедральный собор и жилой дом. Любая организация (и не только коммерческая) в развитых странах должна будет создаваться для конкретной задачи, времени и места (или культуры).

Каковы же следствия для науки и искусства менеджмента? Менеджмент будет во все большей и большей мере выходить за пределы коммерческого предприятия, где он зародился примерно 125 лет назад в попытках организовать производство вещей. Самой важной областью разработки новых концепций, методов и подходов станет руководство ресурсами знаний общества, более конкретно, образованием и здравоохранением, которые сегодня заадминистрированы, но не руководимы.

Предсказания? Нет. Таковы последствия будущего, которое уже наступило.