Николай Чувахин (nc@iname.com)

Международная торговля

Чтобы поговорить о международной торговле, нам придется вернуться к Рикардо. В своей книге Принципы политической экономии и налогообложения он сформулировал одно очень простое построение.

Допустим, говорил Рикардо, что в мире всего две страны — Англия и Португалия. Допустим также, что в этих двух странах производится всего два товара — вино и шерсть. (Право же, чудный мир, населенный тепло одетыми пьяницами!)

Допустим теперь, что в нашем распоряжении имеется некоторый набор факторов производства. Вот что может получиться из этого набора, если его использовать в одной из стран для производства одного из товаров:

СтранаАнглияПортугалия
Вино 3 бочки 2 бочки
Шерсть 3 тюка 1 тюк

Как видно из таблицы, британцы имеют абсолютное преимущество в производстве и вина, и шерсти. Значит ли это, что португальцы обречены на вечную отсталость и не могут предложить миру ничего ценного?

Ничего подобного! Рассмотрим, например, такую цепочку событий. Британский купец приобретает в Англии три тюка шерсти, привозит их в Португалию и обменивает на шесть бочек вина (в Португалии две бочки вина стоят столько же, сколько тюк шерсти). Теперь ему осталось только перевезти шесть бочек вина назад в Англию, чтобы завершить весьма выгодную операцию.

Точно так же и португальский купец может приобрести в Португалии две бочки вина, привезти их в Англию, обменять на два тюка шерсти (в Англии тюк шерсти и бочка вина стоят одинаково) и возвратиться с ними в Португалию с той же двойной выгодой.

Таким образом, хотя португальцы не имеют никакого абсолютного преимущества, на их стороне двукратное относительное преимущество по вину, которое и делает возможным "чудо" международной торговли.

Естественно, Рикардо оперировал терминами разработанной им трудовой теории стоимости. Изменится ли хоть что-нибудь, если на место трудовой теории стоимости поставить модель равновесия спроса и предложения? Проверим. Перепишем нашу таблицу заново. Предположим, что существуют следующие рыночные цены на вино и шерсть в Англии и в Португалии:

СтранаАнглияПортугалия
Бочка вина 10 фунтов 5 эскудо
Тюк шерсти 10 фунтов 10 эскудо

Пересчитаем операции английского купца:

30 фунтов — 3 тюка шерсти — 30 эскудо — 6 бочек вина — 60 фунтов

А теперь - португальского:

10 эскудо — 2 бочки вина — 20 фунтов — 2 тюка шерсти — 20 эскудо

Теперь можно спросить себя: где — в упрощенной до предела модели Рикардо или в реальном мире — существует больше возможностей для возникновения сравнительного преимущества? Поскольку в реальном мире существует значительно больше стран и товаров, чем в модели, есть все основания полагать, что в реальном мире возможностей для возникновения и реализации сравнительных преимуществ гораздо больше.

Однако всегда находятся люди, которым не по душе свободная торговля и связанные с ней блага. В сегодняшней России такие люди имеют возможность реализовывать свои воззрения без объяснения причин. В обстановке большей гласности, однако, им приходится изобретать разного рода "аргументы".

...Раз в два года галерея для публики Конгресса США бывает до отказа заполнена студентами, аспирантами и профессорами из близлежащих университетов. Причина очень простая — раз в два года Конгресс рассматривает поправки к Закону о таможенном тарифе. В отличие от нашего законодательства, которое позволяет правительству устанавливать любые тарифы, которые взбредут ему в голову, американский закон разрешает применять тарифное регулирование только в случаях, если ограничение импорта положительно сказывается на обеспечении национальной безопасности, способствует развитию молодых отраслей промышленности, стимулирует занятость или гарантирует честную конкурентную борьбу.

Если все так хорошо, почему же профессора приводят студентов на галерею для публики? Ответ очень простой: при обсуждении поправок к Закону о таможенном тарифе разыгрывается одно из самых циничных политических представлений.

Как по-вашему, сколько нужно заплатить взрослому человеку, члену Конгресса, чтобы он произнес на заседании речь, суть которой сводится к следующему: всем известно, что точность наведения наших баллистических ракет зависит от точности хода их таймеров, поэтому нам необходим тариф на наручные часы. Удивительно ли, что конгрессмен, произносящий такую очевидную глупость с серьезным выражением лица, избран от штата, где размещаются основные производственные мощности компании "Таймекс", крупнешего в США производителя часов?

Под раздел "национальная безопасность" до последнего времени подпадали и велосипеды, на которые Соединенные Штаты, по-видимому, должны были бы пересесть в случае недостатка нефтепродуктов, вызванного военным или политическим конфликтом. Опять-таки не обошлось без конгрессмена от штата, где находилась компания "Швинн", ведущий американский производитель велосипедов. Почему "находилась"? Да потому, что и тарифы на продукцию конкурентов "Швинну" не помогли. Разорился.

Под разделом "молодые отрасли промышленности" в Соединенных Штатах установлен исправно продляемый тариф на импорт... кукол. По правде говоря, этот тариф стоило бы перенести под вывеску "стимулирование занятости". В самом деле, трудно вообразить себе два миллиона детей, устраивающих демонстрацию в Вашингтоне под лозунгом "Не хотим переплачивать по двадцать центов за куклу!", однако очень легко устроить в том же Вашингтоне демонстрацию двадцати тысяч рабочих под лозунгом "Спасите нашу работу!"

Естественно, эти и им подобные идиотские штучки вызывают приступы смеха у студентов на галерее для публики. Время от времени спикер приказывает очистить галерею от публики, но это приводит лишь к тому, что вместо одних студентов на галерею приходят другие.

В спорах о свободной торговле ее противники часто приводят аргумент о необходимости пополнять доходную часть государственного бюджета. Аргумент выглядит просто смехотворным, если принять во внимание, что Таможенная служба США, которая считается достаточно эффективной и практически не коррумпированной на среднем и высшем уровне, приносит в год не более 50 миллионов долларов чистого дохода.

Возвращаясь к Рикардо, стоит отметить, что он выбрал именно Португалию в качестве вымышленного примера только потому, что предвидел вопрос какого-нибудь глупца: "Да, но что, если начнется война?" В отношении Португалии такой вопрос ни у одного англичанина возникнуть просто не мог: к моменту, когда книга Рикардо вышла из печати, Англия и Португалия уже более двухсот лет были связаны договором о союзе. Таким образом, при первом взгляде может показаться, что отсутствие политической напряженности между странами является необходимым условием взаимовыгодной свободной торговли между ними.

На практике, однако, все выглядит с точностью до наоборот. Свободная торговля — это единственный известный на сегодня способ гарантировать, что военного конфликта не произойдет. Пример? Извольте.

После Второй мировой войны многие ответственные европейские политики опасались, что "европейские бойцы" — Франция, Германия и Италия — могут скоро сцепиться в новой войне. Одним из таких политиков был француз Жан Моне. Стремясь найти решение непростой головоломки — как предотвратить третью мировую войну — Моне предложил "теорию омлета". По его мнению, следовало как можно скорее смешать экономику трех стран на манер омлета так, чтобы ни одна из стран не смогла бы изолировать свое хозяйство в степени, достаточной для ведения войны, как невозможно изолировать друг от друга яйца в омлете. Более того, если бы в такой объединенной экономике и началась бы война, участникам пришлось бы приостановить уже через несколько дней, чтобы поторговать друг с другом стратегически важными ресурсами, необходимыми для ее продолжения.

К счастью, многие важные части системы уже существовали. Система евродолларовых расчетов позволяла до определенной степени преодолеть недоверие стран-участников "омлета" к нестабильным национальным валютам друг друга. Возможное противодействие Германии и Италии можно было не принимать в расчет, заручившись поддержкой США.

Критически важным был элемент времени. Моне полагал, что на следующих президентских выборах победит генерал де Голль, известный своими изоляционистскими убеждениями. Задача, таким образом, состояла в том, чтобы взболтать омлет до того, как де Голль станет президентом. Создание же общего рынка, очевидно, требовало сложной административной машины, построение которой заняло бы многие годы.

И тут Моне в очередной раз придумал блестящий ход. Если нельзя быстро создать администрацию общего рынка, можно... купить готовую!

Моне отправился в Брюссель, где уже давным-давно работала администрация общего рынка стран Бенилюкса (Бельгия, Нидерланды, Люксембург) и договорился о приобретении здания, в котором размещалась администрация, для нужд вновь создаваемой международной организации - Европейского сообщества.

Европейское сообщество было создано в несколько этапов. В 1952 году шесть стран (Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург) подписали Парижский договор, в соответствии с которым было создано Европейское сообщество угля и стали. В соответствии с Римским договором 1958 года были созданы Европейское экономическое сообщество и Европейское сообщество по атомной энергии.

Позднее к сообществу присоединились Дания, Ирландия и Великобритания (1973), Греция (1981), Испания и Португалия (1986).

Между странами Европейского сообщества не существует барьеров для перемещения товаров и факторов производства. Гражданин любой из стран Сообщества имеет право жить, работать, владеть собственностью (включая землю и предприятия) в любой из стран Сообщества.

Прав ли был Моне, утверждая, что интеграция спасет Европу от новой войны? Судите сами. Франция и Германия строят планы более тесной военной интеграции внутри НАТО вместо того, чтобы спорить о принадлежности Эльзаса и Лотарингии. Германия и Дания уже давно забросили вопрос о Шлезвиге и Гольдштейне. Франция и Италия даже в шутку не упоминают об очередной перекройке границ в Альпах.


[ Страничка Николая Чувахина | Экономическая теория ]